Арина Покровская
юристы и психологи: компетентная помощь
Запишитесь на консультацию

Наши президенты и прочие важные чиновники по очереди вещают о «главном»: как важно для страны поднимать рождаемость, как значимы права детей, про льготы для матерей и прочие прекрасные вещи…

Однако на деле происходит что-то странное:  в конце 2012 года по стране начинают  закрывать родильные дома в сельской местности. Представители власти в Кремле, вероятно, думают, что на самом деле в России живут и рожают только в городах. А если еще нет, то нужно помочь и загнать все же беременных женщин железной рукой в светлое будущее (родильные центры в городах).

Железная рука не всем нравится, но каток под хитроумным названием «оптимизация» запущен в медицину и уже катится, закатывая под себя права детей, матерей и сельских семей в целом. 

О чем идет речь? 

Например, о приказе департамента здравоохранения и фармации Ярославской области от 26.10.2012, по которому решено сократить «акушерские койки ГУЗ ЯО Борисоглебской ЦРБ» и еще в семи районах с 01.01.2013 г. Цель сокращения – оптимизация деятельности центральной районной больницы и «приведение фактической коечной мощности акушерских стационаров к нормативной». 

Что это значит на самом деле?

За количеством "акушерских коек" стоит весь роддом, так как в Борисоглебском роддоме сокращают три койки – их всего три, в Данилове сокращают 10 коек – их и есть всего 10 и т.д.

То есть, это решение приведет к закрытию в Ярославской области семи родильных домов. Аналогичные вещи происходят по всей России - оптимизировать на бумаге сейчас модно.

Где же предлагается рожать женщинам в Ярославской области?

В Ярославле недавно был построен крупный перинатальный центр и большую часть рожениц из отдаленных районов области решено отправлять туда. Действительно, нужно же кому-то его окупать - осваивать потраченный бюджет. 

Но, например, п. Борисоглебский находится в 100 км. от Ярославля, и это еще не самый отдаленный населенный пункт. Дороги разбиты. Спецавтомобилей для перевозки беременных женщин, принятий экстренных родов в дороге и реанимации новорожденных нет. Средства для этого, видимо, не вошли в пресловутую оптимизацию. 

При этом, в том же Борисоглебском районе много многодетных семей. Женщина не может оставить семью и поехать на несколько дней в роддом заранее, поэтому едут уже в схватках.  

Теперь проведите несложный расчет: сколько времени нужно обычной медицинской «Газели», чтобы проехать минимум 100 км. по разбитым дорогам с рожающей женщиной внутри?

Около трех часов. 

И еще давайте представим, как чувствуют себя при этом роженица и малыш внутри? Каждая женщина, когда-либо ощущающая схватки, меня поймет. И каждый психолог, изучавший перинатальную психологию, меня поймет. Как и все другие специалисты в области естественных родов.

Работы множества врачей, ученых показывают взаимосвязь между эмоциональным и физическим состоянием женщины и состоянием ребенка. Мы знаем о том, что роды – результат тончайшей настройки организма женщины и ребенка. 

И гормон стресса может напрочь сбить ювелирные физиологические процессы, происходящие в любящем взаимодействии мамы и малыша.

А теперь озвучу то, что предлагают чиновники от медицины – потому что врачами их просто язык не повернется назвать:

Для того чтобы роды не произошли в машине, председатель недавней комиссии Минздрава РФ Олег Филиппов пояснил, что врачи обязаны останавливать начавшуюся родовую деятельность роженицы медикаментозно (применять так называемый «внутриматочный трансферт, то есть транспортировку беременной женщины в лечебное учреждение более высокого уровня»), а по прибытию в перинатальный центр производить стимуляцию родов.

  • То есть, вместо покоя и заботливого уюта  рожающая женщина получит сначала химическое подавление схваток, затем трехчасовую тряску в машине, а потом – вуаля! – снова химический запуск схваток по прибытии в хваленый перинатальный центр.
  • Известно, насколько болезненны медикаментозно стимулированные роды. Уровень боли зашкаливает, схватки не скоординированы с организмом малыша, ребенок начинает задыхаться и зачастую получает проблемы с сердцебиением. Безусловно, все это ведет не только к перинатальным осложнением для детей, но и повышенной травматизации женщин во время родов и росту кесаревых сечений. 

Однако многие женщины хотят не одного-двух детей, как это обычно бывает после кесарева сечения, а больше.  И они не готовы дать себя разрезать только потому, что у чиновников в головах цель оптимизации заслонила медицинскую этику и человеческую порядочность.

А еще многие из нас хотят для своих детей здорового рождения, а не удобного врачам и чиновникам химического марафона. 

И мы, конечно, помним, что условия появления на свет ребенка во многом определяют его рост и развитие в дальнейшем. При этом психологическое состояние матери во время родов напрямую связано с желанием в последующем времени рожать еще детей.

 

  • Таким образом, подобное закрытие родильных домов в глубинке приводит к нарушениям прав детей и матерей в частности и к снижению рождаемости в целом по стране. 

Казалось, что подобные результаты вряд ли должны совпадать с целями нашего государства. Но, видимо, пока экономическая прелесть оптимизации перевешивает  здравый смысл.

  •  В настоящее время семьи судятся за право сохранить свой родильный дом. Желающие помочь - хоть перепостом! - мы вам рады. Пишите и звоните, будем на связи.

Арина Покровская,

психолог и правозащитник,

февраль 2013