Опека изьяла троих детей у приемной мамы (Подольск)

Несколько дней назад в наш Центр психологии и права «Покров» за поддержкой обратилась Татьяна С., у которой незаконно отобрали приемных детей, которые были в семье с 2017 года. Забрали внезапно троих детей: Матвея 5-ти лет, Катю 3-х лет и Рому 2-х лет. Увезли 7 июня, по звонку из детского сада. История безобразна и показательна. Это […]

Несколько дней назад в наш Центр психологии и права «Покров» за поддержкой обратилась Татьяна С., у которой незаконно отобрали приемных детей, которые были в семье с 2017 года.

Забрали внезапно троих детей: Матвея 5-ти лет, Катю 3-х лет и Рому 2-х лет. Увезли 7 июня, по звонку из детского сада.

История безобразна и показательна. Это практически триллер из трех частей. Но мы должны знать, как это происходит в нашей стране, и должны изменить это.

Часть первая.

Старшие дети посещали детский сад.

Все знают шутку, недавно картинкой бродившую по фейсбуку: ОБЪЯВЛЕНИЕ В ДЕТСКОМ САДУ: УВАЖАЕМЫЕ РОДИТЕЛИ ! НЕ ВЕРЬТЕ, ПОЖАЛУЙСТА, ВСЕМУ ТОМУ, ЧТО ВАШ РЕБЁНОК РАССКАЗЫВАЕТ ПРО ДЕТСКИЙ САД ! В СВОЮ ОЧЕРЕДЬ МЫ ОБЕЩАЕМ НЕ ВЕРИТЬ ВСЕМУ ТОМУ, ЧТО ОН РАССКАЗЫВАЕТ ПРО ВАС !

И не все, но многие уже знают особенности приемных детей: про них эта шутка работает в квадрате. Только иногда не смешно. Дети из системы приютов и из неблагополучных семей приучены вызывать жалость и голодны до внимания. Эти дети могут долго говорить что-то удивительное про свою приемную семью, искажая или преувеличивая события. Такая особенность, поверьте детскому психоаналитику и школам приемных родителей, где это преподают.

  • Например, старший 5-ти летний Матвей, как-то вечером дома на вопрос: «почему он описался днем в детском саду, говорил, что его воспитатели целый день не пускали в туалет»… В другой раз на вопрос мамы : «что кушал в детском саду?» отвечал, что его целый день не кормили». А 3-х летняя Катя один раз показала родителям, как воспитатель ее бьет.

Но мама Татьяна достаточно благоразумный человек, и у нее хватало ума разговаривать, а не писать жалобы на детский сад о грубом отношении… Однако такого же здравого отношения почему-то не хватило детскому саду в тот момент, когда Матвей на вопрос воспитателя «что у тебя с ухом» заявил, что это мама его укусила»… В этой истории это и сыграло свою ключевую роль.

За неделю до этой истории приемная мама Татьяна – врач, заподозрила, что у девочки проблемы с ухом, и обратилась в районную поликлинику. Отит подтвердился. Врач назначил лечение, курс лечения был пройден, но для нормальной регенерации барабанной перепонки надо еще было покапать Отофу. Многие родители в курсе, что эти капли красно-оранжевого цвета и могут напоминать кровь. Они предательски вытекают из уха в неподходящие моменты. Личный опыт, знаете ли… Ограничений режима от врача не было, Катя так ходила в сад 4 дня, и Татьяна предупредила, что девочке врач назначил капли Отофа. Сад держался. Вторник держался, смотрел на жидкость в ухе, среду держался, четверг, весь день пятницы… и ….тут пятилетний Матвей сказал в садике, что приемная мама укусила его за ухо. На ухе у мальчика была небольшая ссадина. И сад обрушился. Им стало все ясно – у Кати из уха течет гной или кровь, а Матвея кусают за уши.

Сад не справился с тревогой, и позвонил напрямую в опеку и полицию, а не приемной маме. У опеки тревога также затопила здравый смысл, и они, без проверки, будто бы по факту грубого отношения к детям, написали распоряжение о расторжении договора об опекунстве. Руководство ДУ позвонили напрямую в скорую, а не приемной маме. Нарушив закон, так как законным представителем детей была на тот момент Татьяна.

Татьяна тем временем, ничего не подозревая, пораньше приехала в детский сад за детьми, чтобы забрать их на праздник, подготовленный семьей – день рождения младшего ребенка Романа. В детском саду находились сотрудники скорой помощи, полиции. Татьяне ничего не пояснили, только на ее глазах усадили двоих старших детей в скорую и увезли, запретив сопровождать. Перед тем как закроется дверь машины скорой помощи, Катя подвинулась в креслице и сказала: «Мама, садись». Но мама уже сесть не могла. В этот момент по распоряжению органов опеки она стала им чужой тетей. После чего опека в приказном порядке велела привезти и малыша – «Мы его тоже изымаем. Не привезете – обьявим в розыск». Без беседы с семьей, без помощи семье… Причины, почему отобрали младшего, вообще никто не обьяснил. Потому что их нет, даже столько призрачных, как со старшими детьми. Конечно, когда детей привезли в Морозовскую больницу (детей, которые только привыкли к семье и отогрелись), у них ничего не нашли. Ссадина на ухе не была укусом, а была легкой царапиной, вероятно, полученной в том же детском саду, а из ушей истекала пресловутая Отофа. Даже отит давно прошел, дети были здоровы. Но государственный механизм изъятия детей из семьи уже запущен.

  • Вместо извинения опека опека отобрала третьего малыша. Нет дыма без огня, по душевной русской привычке сказали они, и решили оставить детей в больнице, ЗАПРЕТИВ Татьяне посещать детей в больнице. В своих распоряжениях по отобранию детей органы опеки указывают необходимость проверки сигналов о грубом обращении с детьми, и принимают малолетних детей на собственное попечение… Проверка так и не была проведена.

Часть вторая.

Заключается в том, что дети уже 20 дней в больнице. Здоровые дети, которые каждый день просятся домой и не понимают, почему мама их оставила и не приходит. Они одни, им никто не рассказал, что случилось. Дети только знают, что их опять бросили, как ненужную вещь, переместив из дома в больницу. Тут и непсихологи поймут тяжесть новой травмы по недавно сросшемуся месту…

  • При этом 21 июня у Матвея закончилось лекарство – гормон, который он постоянно принимал по назначению врача. В Морозовской больнице гормона на балансе нет. Татьяну к Матвею не пускают. Без лекарства Матвею грозит резкое падение массы тела (Матвей и так в свои 5,5 лет весит 12 кг и имеет рост 98 см), разрушение зубов, выпадение волос и прогрессирование умственной отсталости. Ребенок до сих пор без лекарства. У Кати обострился атопический дерматит от стресса и больничной диеты, появилась крапивница и расчесы.

Часть третья.

Матвею 5 лет, он остро чувствует несправедливость. Он плачет и требует возвращения домой. Без конца говорит об этом персоналу и не слушается. Поэтому вчера, 25 июня в Морозовской больнице Матвея привязали за руку к кровати. Но он снова плачет. Требует его отвязать, ведь он ничего плохого не сделал. Он просто хочет домой. Крики надоели постовой медсестре, она входит к нему в палату, бьет его и еще крепче привязывает. Кто-то из взрослых видит эту сцену, записывает видео. отправляет в сеть.. На видео слышно, как ребенок кричит: «Не надо, не надо»…

В новостях детский омбудсмен Анна Кузнецова бодро рапортует, что медсестра отстранена, а этих детей забрали из приемной семьи «возможно с признаками «насилия»… «Возможно», потому что данных нет. Прошло более 20 дней, проверка проводится… Что, кем и как проверяется, Татьяна не знает.

Вот так система продолжает перемалывать детские жизни, плодя беззаконие и преступников из травмированных детей. Татьяной подан иск по обжалованию действий органов опеки. Удачи ей.

  • Мы берем это дело под контроль, и приложим силы для помощи маме и детям. Помогите нам перепостами. 

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Задать вопрос

Задайте нам вопрос с помощью данной формы и мы ответим Вам на email:

Записаться на приём

Оставьте свои контакты — мы перезвоним и договоримся о встрече